• -22°
  • $ 72.47
  • 79.15
  • ¥ 10.74
3 декабря 2022, 13:50

Александр Худеев: «Наша сцена «осиротела» процентов на 40. Но это наш шанс»

Благовещенскую группу «Блокада сердца», пожалуй, не нужно представлять дальневосточным любителям музыки. Коллектив образовался в прошлом веке, в том далёком году с тремя девятками, и за это время успел поменять название и несколько музыкантов.

Тем не менее, 3 декабря группа выступает в одном из городских баров. Концерт приурочен к 20-летию альбома «Нет сил» — если вам это название не говорит ничего, представьте, что именно столько лет исполнилось песне «Пожары и дожди» в исполнении коллектива, который до 2006 года назывался «Перекрёсток».

О творчестве группы подготовлены статьи и записаны многочисленные интервью. О песнях коллектива разговаривать бесполезно – это надо просто слушать. 

Поэтому Амур.инфо беседует с фронтменом группы, Александром Худеевым о творчестве и рутине, о музыке в Благовещенске и, конечно, о настоящем «кожаном» роке.

Фото: Александр Худеев

— Саша, расскажи, что с рок-музыкой у нас и куда она делась?

— Никуда, просто классический рок перестал существовать.

— Вот с этого места поподробнее, пожалуйста.

— Его нет, это неинтересно. Это не хорошо и не плохо. Просто на лошадях уже никто не ездит.

— Пожалуй, конно-спортивные клубы могли бы поспорить с тобой по этому поводу.

— Но если рассматривать это как что-то индивидуальное, нестандартное, можно сказать, что рок-музыка стала чем-то более редким, и от этого – ценным. Рок-музыка трансформируется, она неоднозначна. Что такое рок – педаль с перегрузом нажал, вот тебе и рок. Но только сейчас к этому добавляют сэмплы и бит на драм-машине. И всё, теперь это непонятная смесь какого-то хип-хопа с электрогитарой. Некий фьюжн, но я не вижу ничего криминального. У каждого времени есть своя музыка, свои наркотики. В чистом виде классический рок это семидесятые и первая половина двухтысячных годов. И он продержался на самом деле длительное время, это весьма крепкая творческая формация, потому что более легковесные музыкальные стили держатся по 3-4 года и перестают существовать. Короче, надо отдать должное, это мощная штука.

Фото: архив Александра Худеева. Фотограф Оксана Шишенко

— В Благовещенске что с музыкой, группами?

— Сейчас у нас провал. В Благовещенске лет 25-30 назад было более сорока самобытных групп. Они были разного качества, разных музыкальных направлений, но важно, что они были. Люди транслировали в народ своё творчество, но потом произошёл этот провал, достаточно мощный. Дело в том, что этот вид деятельности стал коммерческим. Где выступать в Благовещенске, чтобы получать деньги? В заведениях питейных. Чтобы выступать в таком месте, нужно играть то, что популярно. И начали плодиться кавер-группы. Их невероятное количество, мы недавно считали и насчитали пятнадцать кавер групп в Благовещенске, и то не всех пересчитали. Люди зарабатывают деньги, ничего особого в этом нет, вот человек музыкант, и нужно зарабатывать. Вот у него плейлист начиная от Шнура и заканчивая Prodigy. То есть публика требует хлеба, зрелищ. 

— Какие самобытные коллективы ты можешь назвать?

А самобытных групп у нас сейчас не более десятка: Suragad, КРАХЪ «Волколак», «Embrace Eleonora» — англоязычная группа. Может быть, ещё кто-то, я не совсем в тусовке, не люблю привязываться к чьей-либо формации.

Я вообще это на два лагеря разделяю: творчество «тапёров» и самобытных групп. Это разные вещи. В первом случае это творчество чётко регламентировано и «за денежку».

Фото: Александр Худеев

Сильно подстёгивали творчество «стоячие» рок-фестивали, как это было раньше. Сейчас такое сложно монетизировать. Государство раньше использовало это, чтобы заниматься разнообразной пропагандой – такие были характерные лозунги как «рок против наркотиков». Фестивалями объединяли молодёжь. Теперь это проще делать другими средствами. Здесь на местном уровне никому это не интересно. Хотя, если люди хотят посмотреть на эту атмосферу, им нужно ходить на рок-концерты в клуб на Конную. Я посетил пару раз, мне понравилось. Чуть ли не каждую неделю фигачат там все подряд, все музыкальные направления представлены. Вот это чистый андеграунд. Там всё происходит, как было на известном нам «курятнике» 20 лет назад.

— Ты сейчас упомянул то здание, где сейчас храм?

— Да, представляешь, святое место вот нашли. А раньше там рок-фестивали проводились. Ну и понятно, как всё было.

— Хорошо, значит андеграундное движение у нас есть?

— Его мало, но он есть. Его, наверное, ничем не убьёшь. Потому что всегда были инакомыслящие, то есть люди, которые по-другому видят окружающий мир, воспринимают его и транслируют это через свою музыку. Вот это и есть самый настоящий андеграунд.

Фото: архив Александра Худеева. Фотограф Оксана Шишенко

— То есть всё начинается с личной позиции человека?

— Да, только так. Проблема в том, что сейчас время быстрых картинок, очень коротких эмоций. Мы все листаем какие-то «сториз» каждый день. Вот сейчас я записал альбом, акустическо-симфонический, скоро релиз будет – сразу, как только разберёмся с дистрибьюторскими вопросами. Так вот, я записал 14 треков. Но мне посоветовали разделить его на два. То есть сделать два релиза по семь треков, с разницей в какое-то время. Потому что человек, среднестатистический слушатель, сейчас воспринимает музыку в течении сорока минут – максимум. Больше он не слушает – начинает залипать и его внимание рассеивается.

Фото: Александр Худеев

— Есть и сейчас такие исполнители, звёзды, которые нашли свою аудиторию. А когда особой сформированной аудитории у музыканта или группы нет, чтобы это всё усваивалось мозгом, лучше укорачивать вот это время «приёма пищи». К сожалению, ситуация такова. Посмотри на любого молодого человека до 20 лет – его внимание рассредотачивается моментально. Мы всё для этого сделали на протяжении последних нескольких десятков лет. Так что в плане музыки молодёжи нужна «быстрая цветная еда». А рок, который настоящий, «кожаный», он требует погружения. За 40 минут не осилить. Двигатель всегда это молодёжь. Что слушает молодёжь, то и в чести.

Орган, который труднее всего заставить работать — это мозг. Я побывал на разных сторонах трудовой деятельности: и в цеху фигачил, сейчас вот бумажки перебираю. Могу с уверенностью заявить, что умственный труд тяжелее, затратнее. Как бы это не отрицали ребята с хорошо развитыми трапециевидными мышцами.

— Как главный по року, расскажи нам, как часто стоит употреблять алкоголь.

— Ну, это не совсем ко мне, я пью очень мало – просто выгляжу как алкаш.

— Да ладно, мы все с утра в зеркале «не очень»…

— А в этом деле есть простой рецепт, которым я лично пользуюсь для психоразгрузки – два раза в месяц, каждую вторую субботу, не чаще.

— Почему именно так?

— Ну всё, вот так вот. Как я сказал. И не похмеляться.

— То есть, тут как в песне Высоцкого: «я бы мог открыть ответ тот, но йог велел хранить секрет, вот!»

— Да, именно так. У меня такая «панацея». Мы живём в такой стране, что не выпивать невозможно. Но это не обязательная часть творчества. Вообще алкоголь и наркотики никакого отношения к творчеству не имеют.

Фото: архив Александра Худеева. Фотограф Оксана Шишенко

— А почему в сознании людей по-другому?

— Потому что так укоренилось в их сознании. Не будут же показывать, что вот какой-то абстрактный депутат какого-то собрания «сидит» на чём-то белом, рассыпчатом. А вот сказать, что Оззи Осборн несколько лет «просидел на чём-то тяжелом» – это уже работает на имидж, это фишка. По опыту, могу сказать, что примерно одинаково уничтожают себя люди любых профессий, просто немного разными способами.

— Внезапно политика. Как ты мог бы охарактеризовать нынешнее время?

— Очень интересное время в отношении музыки. Наша сцена «осиротела» примерно процентов на сорок. Многие музыканты просто встали и вышли из России. А место пустым не может быть. Людям надо что-то слушать, ходить на концерты. И возможно, что наступило то самое время, когда о себе могут заявить коллективы, на которые раньше не обращали внимания, потому что было занято место, была конкуренция. Конечно, те, кто вышли с российских площадок, по сути, находились одной ногой в Европе, соответственно и качество их «продукта» было на порядок выше. Но это наш шанс.

    

Как вам новость?