Фото: Уполномоченный по правам ребенка в Амурской области

20 ноября в России отмечается День правовой помощи детям. Он приурочен ко Всемирному дню ребенка и призван напомнить о том, что в стране существует целая структура, которая стоит на защите прав несовершеннолетних.

Уполномоченный по правам ребенка в Амурской области Наталья Третьякова практически не сидит на месте. В ее обязанностях: встречи с населением, выездные мероприятия, прием и обработка обращений, взаимодействие с правоохранительными структурами, посещение детских, в том числе пенитенциарных, учреждений области.

В преддверии дня правовой помощи детям детский омбудсмен посетила Тамбовку, Ивановку, Константиновку, где провела личный прием граждан, воспитывающих детей.

Правовую помощь Уполномоченный оказывает на протяжении всего года. К ней могут обратиться не только законные представители ребенка, но и он сам.

— Мы оказываем ребенку ту помощь, в которой он нуждается, исходя из возможностей, которые у нас есть. Мы действуем согласно законодательству с учетом мнения родителей и пожеланий ребенка. Оценивается все в совокупности. Невозможно так, что ребенок позвонил со своим «хочу», и мы принялись ему потакать. У нас была такая ситуация, когда девочка ушла из дома, потому что не хочет жить с родителями. Конечно, мы ее устроили в детское учреждение на время, но приложили все усилия для того, чтобы она наладила отношения с родителями, возобновила и укрепила их.

К нам поступают самые разные вопросы: в основном просят консультацию. Но бывают и настоящие серьезные проблемы: жестокое отношение в семье, травля в школе, тупик во взаимоотношениях со сверстниками или взрослыми.

Номер телефона Уполномоченного 221-671. Все контакты есть в интернете, на официальной странице, в социальной сети «ВКонтакте». Обратиться можно по телефону, по почте, можно прийти на личный прием или отправить обращение инкогнито, – говорит Наталья Третьякова.

За стеной крики ребенка – нужно ли вмешиваться?

— Обязательно нужно! Если вы полагаете, что ребенок ваших соседей или знакомых находится в социально опасном положении, это обязательно должно стать поводом для того, чтобы обратиться в правоохранительные органы: в органы полиции, в органы опеки. Уполномоченный по правам ребенка принимает анонимные сообщения, если это касается жизни и здоровья ребенка.

Мы разбираемся в каждом случае: собираем информацию, документы, отмечаем, не из мести ли гражданин пожаловался на соседей, преследуя свои личные мотивы. Мы не принимаем решений, не разобравшись с ситуацией. Но обращаться нужно, потому что никогда не знаешь наверняка – в безопасности ли ребенок в собственной семье.

Да, неблагополучие всегда видно. Но бывают и «тихие» случаи, когда ребенок находится в социально опасном положении, но со стороны этого никому не видно. Я считаю так: дыма без огня не бывает. Так что принимаем все обращения, особенно если речь идет о малолетних детях, которые не могут пожаловаться и сами попросить о помощи, в отличие от школьников и подростков.

Относительно взрослые дети могут позвонить на телефон «горячей линии» поговорить с педагогом, другими взрослыми или другими ребятами. У нас был такой случай: мальчик пожаловался другу, тот рассказал своей матери, а мать обратилась в полицию, и проблема мальчика таким образом решилась.

Если у нас есть факты жестокого обращения, тут в дело вступает полиция, которая производит разбирательство. Ребенок может быть изъят из такой семьи в целях сохранения ему жизни и здоровья.

Но если установлены другие факты неблагополучия: семья не может справиться с алкоголизмом, на работу устроиться или испытывает другие трудности, то она ставится на профилактический учет. С семьей проводится серьезная работа, нами назначается куратор, который мониторит ситуацию. Семье выдвигаются определенные условия, вплоть до того, чтобы побелить помещение в комнате ребенка, или родители должны, например, приобрести ребенку определенные вещи, пройти медицинское обследование. Бывает, к нам обращаются родственники, зная, что родители не принимают мер по лечению ребенка – некогда, считают, незачем или дорого. Это тоже повод для разбирательства – ребенок находится в опасности.

«Ребенок в опасности»

— Ежегодно мне поступает от 400 до 600 обращений. Это без учета консультаций по телефону. Многие вопросы не решаются сразу: мы работаем с такими случаями на протяжении года, а то и больше, до тех пор, пока не получим положительный результат.

У нас есть такая форма работы «Ребенок в опасности». Неважно, куда обращается человек: в полицию, следственный комитет, органы опеки, все равно я получаю информацию обо всех случаях, связанных с несовершеннолетними, находящимися в социально опасном положении, и контролирую их в течение года.

Между мной и руководителем следственного комитета подписано соглашение о взаимодействии. В ведомстве действует телефон доверия «Ребенок в опасности» – 123, на который можно позвонить с мобильного телефона и сообщить о факте жестокого обращения с детьми или противоправных действиях в отношении несовершеннолетних.

По этому телефону принимают звонки о совершенных или готовящихся правонарушениях, однако если ситуация не в компетенции комитета, то информация будет передана в полицию или поступит ко мне.

«Ребенок в опасности» у нас на особом контроле.

Медиация

— У нас сейчас на контроле одна семья, в которой ребенок-подросток не может найти общий язык с матерью. Мы пока стараемся не привлекать психологов – разбираемся с тем, насколько ситуация сложна. Она уже вышла за пределы стен дома – ребенка перевели в другую школу, но он продолжает плохо себя вести, пропускает уроки. Мать готова работать над проблемой – открытая женщина. Постараемся решить задачу.

Существует такое направление, которое развивается и в мире, и в России, называется «медиация».

Медиация используется везде: в судебной сфере, досудебной сфере, в трудовом коллективе, в школьном, в родительских отношениях.  У меня была возможность пройти обучение в высшей школе медиации. На протяжении двух лет я училась, получила диплом, и сейчас стараюсь активно применять эти знания для того, чтобы решать конфликтные ситуации.

В прошлом году у нас было шесть случаев очень сложных проблемных взаимоотношений, пять из них мы решили с помощью медиации, с шестым продолжаем работу.

Медиация – это процесс урегулирования конфликтов, когда медиатор выступает посредником в переговорах между людьми до тех пор, пока они не придут к соглашению.

Чаще всего конфликты между детьми и родителями возникают тогда, когда ребенок входит в подростковый возраст. Такие дети хотят чувствовать, что они взрослые и не любит назидательного тона или когда им указывают, что им делать. Отсюда и недопонимания. Им нужно предлагать варианты.

Детский телефон доверия 8-800-2000-122

В прошлом году из Амурской области на детский телефон доверия поступило больше 5 000 звонков.

Когда поступает звонок из нашего региона, он автоматически переводится на наших специалистов. Это специально обученные люди, кризисные психологи, которые знают, как помочь в той или иной ситуации, с которыми можно поговорить и у которых можно получить поддержку. Они могут проконсультировать родителей, отговорить собеседника о какого-то шага.

Сейчас у нас в школах проводится работа по популяризации детского телефона доверия.

Мы раздаем детям листовки с номером телефона, мы просим детей записать его у себя в дневнике, развешиваем плакаты. Родители о нем также знают. Да, не каждый позвонит, но знать этот телефон надо. 

Самое главное – дать детям и родителям понять, что их никто не оставит наедине с их проблемами, что есть большая структура, которая может им помочь. Нужно просто позвонить.

В следующем году в Амурской области начнет свою работу «Детский общественный совет при Уполномоченном по правам ребенка». Мы соберем группу из активных школьников, которые выступят проводниками прав детей. Мы обучим их правовой грамотности, чтобы они доносили ее до своих сверстников доступным для них языком.