Фото: Виталий Серебреньков

В конце сентября в России началась частичная мобилизация. Однако на призывные пункты приходили не только те, кто был призван по повестке, но и добровольцы. С одним из них пообщался корреспондент Амур.инфо, узнал о мотивации молодого человека, его подготовке и обучении.

Наш герой – амурчанин Виталий Серебреньков. Ему тридцать. Несколько лет назад он прошел срочную службу, устроился на работу, женился. А потом стал многодетным отцом, вместе с женой воспитывают троих детей. Уйти добровольцем хотел ещё в феврале 2022 года, но тогда отговорила супруга. После объявления мобилизации в сентябре не стал ждать повестки, оставил работу организатора концертов и пришёл на призывной пункт. Сейчас проходит подготовку и ждет отправления на спецоперацию в звании заместитель командира взвода.

— Виталий, добрый день. Как вы решили пойти служить добровольцем? Как к этому отнеслись близкие?

— Есть профессия такая – Родину Защищать! Когда началась частичная мобилизация в России, я, не дожидаясь повестки, пошёл в военкомат, потому что если мы все будем бежать и прятаться, то ничего хорошего из этого не выйдет. Я не считаю себя героем, но я горжусь тем, что я и мои сослуживцы вместе делаем большое дело. Если враг прорвёт границы России, прятаться будет уже некуда, а у нас всё-таки здесь жёны, дети, матери, бабушки. Это все те, ради кого есть смысл защищать Родину. Ради нас и нашего будущего мы там. Мы не предатели, мы – мужчины. И, конечно, близкие мои за меня переживают, и реакция их, когда они узнали, что я еду туда, была у всех разная. Но я подумал, кто, если не я? Думаю, тут всё понятно.

—  Были ли какие-то сложности при подготовке к службе?

— Сложности при подготовке к службе были при закупке необходимых личных вещей, а именно спецснаряжения, его либо не было, либо он был в дефиците, либо в другом городе находился товар (например, нормальный тактический рюкзак, наколенники и так далее). Медкомиссия в военкомате была и спрашивали про всё, и смотрели всё, может в каких-то других регионах и по-другому было, я не знаю.

— Как проходило обучение по прибытии в часть? Какие занятия проходили?

— Уже попав на распределительный пункт, в часть, на полигон, неважно, в первую очередь нужно было всем адаптироваться. Новая среда, новые люди. Стрельбы дневные, ночные и тактические подготовки идут каждый день. Настроение у людей максимально позитивное, черный юмор присутствует, без этого никак. Что касается занятий, есть и медицина (оказание первой помощи), стрельба на месте из укрытия, стрельба в движении, метание гранат, теория и практика каждый день.

—  Столкнулись ли вы с нехваткой обмундирования или других необходимых вещей?

— Лично я с этим не столкнулся. Я бы не сказал, что есть нехватка чего-то, если говорить про форму. Но бывают проблемы с размерами бушлатов. На полигон нам выдали форму одну. Мы там ползаем, лазаем и так далее. А перед отправкой одевают ещё раз, только уже в новую форму. У нас новые автоматы АК12. По другому обмундированию, которое необходимо, всё в принципе есть, единственное не хватает тюнинга, а именно: коллиматорных прицелов, приборов ночного видения (тепловизоров), квадрокоптеров, разгрузочных жилетов. Эти вещи многие покупают за свои личные деньги. Хороший коллиматорный прицел на солнечной батарее стоит от 50 тысяч рублей и выше, тепловизоры от 200 тысяч. Я думаю, понятно, почему всем не выдают этого. Конечно, хотелось бы, чтобы на взвод давали по одному хотя бы, но мы вынуждены приобретать это сами. Наш враг технически оснащен лучше и обмундирование всё последнего поколения, спору нет. Спасибо большое, что нам помогаете вы, гуманитарная помощь к нам приходит и доходит.

— Есть ли у вас волнение перед оправкой в зону СВО?

— Волнуюсь ли я? По-моему, не боится только дурак. Страх – это инстинкт самосохранения. Откуда страх? От наших фантазий, от новостей, когда приходит груз 200, и всё это иногда примеряешь на себя, но опять же это скорее всего период адаптации так сказывается. Сколько себя не готовь психологически, узнаешь, как кто себя поведет, только в бою, ведь психика штука тонкая. Лично я понимаю, куда иду. Я подписал контракт на два года. У меня трое детей, жена, и ещё раз повторюсь, я не хочу позволить случится тому, чтобы война пришла в мой дом. Война никому не нужна. Мир обязательно будет и очень скоро.

По окончании интервью Виталий сообщил корреспонденту Амур.инфо, что он с сослуживцами проходит подготовку к убытию в зону проведения СВО и готов к выполнению боевых задач, которые перед ним поставит руководство.